Четверг, 09 Август 2018 05:57

Фабрика смерти на россошанской земле. Часть III

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Побег из концлагеря был исключением. Яков Саухин нашел плоскогубцы в посадке, где пленные заготавливали дрова. Находку спрятал под обмотки, и с двумя товарищами стали готовить побег. Саухин разобрал стенку туалета,  перерезал проволоку ограждения. Ползком преодолел сотню метров, затем бежал изо всех сил. За ним последовали товарищи. Часовой на вышке обратил внимание, что из туалета никто не выходит, поднял тревогу. Саухин слышал за спиной автоматные  очереди, в колхозный сад, где договорились встретиться, никто не пришёл. Ярами и балками беглец добрался к Дону, вышел к своим и продолжил боевой путь.

В августе 1943 г. в приказе по 32-му Краснознаменному стрелковому полку медалью «За отвагу» отмечен санинструктор 4-й стрелковой роты Саухин Я.Л., который вынес с поля боя 27 тяжелораненых бойцов с их личным оружием и перевязал 20 легкораненых. После окончания войны Саухин вернулся на место своего спасения с семьей, такой зарок он давал в молитвах в дни побега. Яков Леонтьевич работал плотником и кровельщиком в стройцехе совхоза «Начало». Доброй памятью о нем стал тротуар на улице Ленинской, частично сохранившийся в поселке до сих пор.
Однажды фронтовика Саухина попросили рассказать о концлагере школьникам. Гость помнил свой побег до мельчайших подробностей: день отсиделся в саду, неоднократно слышал шум проезжавшего мотоцикла, понял, что его ищут. За Формачом у детей, пасших коров, спросил дорогу к Дону.
– И парнишка лет 14-ти указал направление, объяснил, как миновать хутора, – взволнованно продолжила учитель Зинаида Фёдоровна Юшина.
Она очень хорошо помнила тот день. Солдат быстро пошёл полем, и только пилотка изредка мелькала среди колосьев. Дети смотрели вслед. И тут подъехал мотоцикл с немцами. Переводчик спросил: «Не видели ли они солдата?» Старший мальчишка ответил, что не видели и подал знак Зине, интуитивно оглянувшейся на поле.
Немцы это заметили и долго расспрашивали детей. Коровы сами пошли в хутор, а пастушки всё оставались у поля. Зина часто вспоминала тот случай, верилось, что солдат дойдёт к своим, вернётся к семье. Её отец, Тихий Фёдор Стефанович, обещал им с мамой разбить врага и вернуться, но не случилось – пропал без вести в марте 1943 г.
И вот встреча с тем солдатом. Спастись удалось единицам узников концлагеря. Фашисты несколько дней искали беглеца, возможно, в лагере уже был учёт военнопленных.
Ежедневно виселицы, расстрелы, побои, болезни сокращали численность заключённых. У них была участь, схожая с судьбой Ивана Соколова из рассказа М. Шолохова «Судьба человека». Били и убивали только за то, что ты – русский. Одного из узников повесили за то, что попросил добавки баланды. Тело висело в назидание остальным несколько дней.
Хлеб пленных
Не мягкий, сытный, ароматный;
Который ели мы когда-то,
А черствый, грубый, суррогатный,
И то по двести грамм на брата.
По двести грамм, и все, и точка —
Ни грамма больше, ни кусочка
За день, который длился годы
И нес нам разные невзгоды.
Лишь дважды в день
черпак окрошки
Из брюквы и гнилой картошки,
И лошадиная работа
До дрожи, до седьмого пота.
Да, этот хлеб мы сутки ждали
И за мгновение съедали;
И снова ждали, ждали, ждали —
Ах, как мы люто голодали!
И все ж фашисты не добились,
Чтобы мы с ними согласились
И за буханку суррогата
Продали совесть, честь солдата.
И. Медведков.
У некоторых военнопленных нашлись родственники. Староста из х. Висицкого Виктор Павлович Круподеров помог выкупить земляка из плена. Родные вернули из концлагеря Ивана Фёдоровича Севрюкова, 1924 г.р. После освобождения Россошанского района парень отправился на фронт, вернувшись, долгие годы возглавлял кирпичный завод совхоза «Начало».
В сентябре 1942 г. в концлагерь под конвоем доставили жителей придонских селений. Из домов их выселили в июле, сразу по вступлении немецких частей. Изгнанные люди первое время ютились в шалашах и землянках в окрестных лесах, держась поближе к подворьям и огородам. Оккупанты пресекали визиты в сёла, присвоили оставленное имущество и живность. Многие оставшиеся без крова расселились у родственников, а те, кому идти было не к кому, оказались в концлагере. Их разместили в коровниках и воловне, отдельно от зоны военнопленных.
– В сарае было холодно и все время хотелось есть, – рассказывала Мария Ивановна Остапович из с. Старой Калитвы. – Дети постоянно плакали, но потихоньку, чтобы «дядьки» не расстреляли.
Узникам не всегда хватало даже баланды. За магарыч начальству комендатуры их выкупали родственники, друзья, часть узников осталась до освобождения Россоши от оккупантов. 6 января 1943 года в концлагере родился Иван Васильевич Постолов, житель с. Нижний Карабут.
– Лагерным водовозом назначили пожилого карабутянина Габелко. Охрана редко досматривала выезжавшую телегу с бочкой. Деду удалось вывезти из лагеря многих подростков, – рассказывал один из спасённых Николай Иванович Романенко.
Мария Ивановна Постолова:
– Каждый раз, когда случается проезжать мимо братской могилы узников концлагеря, морозом пробирает мысль, что в ней могли оказаться и мы, шестеро человек семьи Гуриковых. Запомнилось, как в Н. Карабут вошли немцы. Один сразу вытащил из сарая поросёнка, второй взял подойник и подсел к корове. Краля ударила его ногой, а подбежавшая бабушка как-то объяснила, что корова уже подоена. Немцы разделали поросёнка, стали варить на костре суп.
А в нашем дальнем сарае прятались два красноармейца. Мама с новорожденной Дусей и трёхлетней Верой была в доме, попросила меня передать бабушке, чтобы напоила солдат молоком. И бабушка громко крикнула: «Уже напоила!». Вечером огородами вывела солдат к Дону, рассказывала, как они поплыли с поднятыми вверх ружьями, сожалели, что пришлось бросить ящик с патронами.
Немцы пировали у костра, один из них принёс нам с братом супу в котелке и по маленькой шоколадке. Постоял рядом с Петей, погладил по голове, наверное, у него был сын. Однако, война есть война, и солдаты выполняли приказы. Наутро хозяйских коров немцы закрыли на базу за селом, поставили охрану. Нам без молока не обойтись – четверо детей, мне, старшей, шесть лет. Наша отважная бабушка спрятала под фартук пилку и пошла выручать Кралю. Пока охранник играл на губной гармошке, перепилила изгородь и вывела корову. Какие молитвы читала, не знаю, но кормилицу сохранила до освобождения.
Люди уходили из Карабута, а нам идти было некуда. Дождались, что повели под конвоем в концлагерь. Мы с Петей 36 километров шли пешком, Веру везли на возке, Дусю несли на руках. Запомнилось, как сидели вокруг мамы в сарае на соломе. Холодно, страшно, плакать нельзя… Потом мы шли по снегу, а может быть, нас вели в сторону станции Подгорной. Бабушка, услышав, что мы уже не на своей земле, как-то увела нас в Россошь, за Анновкой, в хуторке Васёровке, женщина оставила нас на ночлег, хотя в хате ступить некуда – столько людей собралось. Бабушка, наш ангел спаситель, сходила в Терновку, договорилась с квартирой. Наверное, взрослые знали, что Карабут разбит. В марте 1943 г. за нами из х. Ясного пришёл дед Панько, мамин отец. Шли через поле, устланное побитыми итальянцами и немцами. Бабушка шла впереди, смотрела, чтобы не было мин. Детей в санях везла корова. По теплу люди стали возвращаться в Карабут. В селе было около 400 хат, осталось 9. Жили, как и все, в землянке. Огромной потерей стала смерть бабушки. Хоронили её без домовины и креста. Тогда по кладбищу стояли только холмики земли. Затерялась безымянная могила, отчества бабушки не знаю. Звали её Химка (Ефимия), нас на улице называли «Химчины внуки», причём и родившихся после её смерти.
Не дай Бог жить в войну, попасть в концлагерь. До сих пор не могу смотреть военные передачи, фильмы. Муж Александр Иванович тоже был в концлагере. Столько людей погибло в войну! Сколько беды испытали! Не осталось ни карточек, ни документов. Записывали в новых метриках примерную дату рождения, ошибались и на год, и на три. «Нет ничего страшнее войны» – говорили старые люди, и это правда.
Однажды в поле колхоза «Путь Ленина» кто-то перерубил телефонный провод, всех работающих на поле женщин обвинили в партизанстве и отправили в концлагерь. Дети бегали вокруг лагеря, плакали, приносили матерям еду. Колхозниц спас от расправы староста, жена которого тоже оказалась за колючей проволокой. А ещё прошёл слух, что нашли настоящих виновников.
С первых дней оккупации на территории города и района фашисты установили строгий режим, нарушители подвергались различным наказаниям, в том числе и публичным казням.
– Красноармейца Михнева повесили за то, что не прошёл регистрацию в гестапо, – рассказывала свидетельница казни Фалинская Анастасия Петровна.
Остались воспоминания Валентины Алексеевны Жарой:
– Нас, жителей переулка Малоедова и близлежащих улиц, собрали на площади за городским рынком. Там стояла виселица. Вскоре на телеге привезли женщину, зачитали приказ: «Повесить за сокрытие обмундирования». Сил у женщины уже не было, немецкие солдаты привели приговор в исполнение. Происходящее снимали фотографы и на камеру. Мама повернула меня к себе и прикрыла: «Не хочу, чтобы твое лицо было на этих снимках». Казнь я не видела, но все чувствовала так, что невозможно забыть никогда.
Н. ПЛОТНИКОВА.

Продолжение следует.

Прочитано 683 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 
 

Календарь

« Декабрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
ГлавнаяИстория краяФабрика смерти на россошанской земле. Часть III
Zo2 Framework Settings

Select one of sample color schemes

Google Font

Menu Font
Body Font
Heading Font

Body

Background Color
Text Color
Link Color
Background Image

Top Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Header Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Mainmenu Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Slider Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Scroller Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Mainframe Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Scroller Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Scroller Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Menu Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image
Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image